[an error occurred while processing this directive]
RISK online
атлас сервера
english version
размещение рекламы

НОВОСТИ
ПРОЕКТЫ
АЛЬПИНИЗМ
СКАЛОЛАЗАНИЕ
ЛЕДОЛАЗАНИЕ
ЭКСТРИМ
ГАЛЕРЕЯ
РЕГИОНЫ
ЛЮДИ
ФОРУМ
БУТИК
ссылки
контакты
о Risk Online

ФЕДЕРАЦИЯ АЛЬПИНИЗМА. Официальный сайт
ФЕДЕРАЦИЯ СКАЛОЛАЗАНИЯ. Официальный сайт
ФАСиЛ СПб. Официальный сайт

поиск по сайту
 

рассылка новостей
 

 
 


[an error occurred while processing this directive]

Проекты: Восхождение двойки В.Качков, Т.Верулашвили на Чатын по маршруту Мышляева зимой:  
В двойке на зимний Чатын

Авторы - исполнители: Мастера спорта, неоднократные чемпионы СССР и России по альпинизму - Качков Владимир, Верулашвили Тенгиз



Это только начало

Лев Мышляев, легендарный альпинист шестидесятых годов, своим восхождением на Чатын открыл в нашей стране эпоху стенных восхождений. С той поры прошло уже больше 40 лет, появилось новое снаряжение и удобная одежда, но маршрут по каминам "Ромба" не стал доступнее. Десятки групп, пытавшихся его пройти, были вынуждены повернуть обратно. Поэтому не случайно, что двадцать лет назад "Ромб" стал первым в стране маршрутом высшей категории трудности, который решили пройти зимой. Идея принадлежала Анатолию Мошникову (Санкт-Петербург), и была реализована только со второй попытки - в 84 году. Четырех восходителей сопровождали четырнадцать вспомогателей…

А сейчас восхождениями на Кавказе сложно кого-нибудь удивить - не модно. Сам Анатолий Мошников к затее идти на Чатын зимой в двойке отнесся прохладно. Никому это не нужно - вот коротко его реакция. В спорткомитете (восхождение заявили на зимний Чемпионат России 2002) сказали, что это авантюра, но денег дали. Также дали газ в "Лайениксе", одежду, рюкзаки и платформу - в "Red Fox", рации в "МиниРэдио", снаряжение в "Ирбисе" и как обычно, помогли друзья - с лыжами, ботинками и множеством необходимых, но отсутствующих мелочей. Время выезда - начало января - выбрали как самое провальное в году по части работы - страна празднует Новый год до середины месяца, потом долго приходит в себя…

Восьмого января мы в "Шхельде". За две недели до этого, с той же целью - Чатын по Мышляеву - сюда выехала еще одна компания из Санкт-Петербурга - Василий Фомичев, Сергей Руничев и Денис Вейко. И с ними - три вспомогателя. По нашим расчетам они должны быть уже на горе, но мы встречаем их в лагере - только что спустились. Вечер проходит в рассказах о двухнедельных снегопадах, лавинах, пяти днях, безвылазно проведенных в пещере, и прочих ужасах непогоды, не давшей им пробиться даже на перевал Ложный Чатын и увидеть цель своего приезда. Наутро все шестеро грузятся в собственный микроавтобус и уезжают домой, оставив нам рацию, навигатор, пещеру под перевалом, а также идеальную погоду - мороз минус 26 и солнце. Идеальная погода держится 10 дней, которые уходят на то, чтобы вырыть еще три пещеры и затащить груз на перевал Ложный Чатын.



Ложнй Чатын


Ложнй Чатын


Ложнй Чатын

Особенность нашей мини экспедиции заключается в том, что подход под маршрут больше напоминает "гималайский" стиль восхождений - пять промежуточных лагерей (пещер), челночная переноска грузов, спуск в "зеленую зону" (альплагерь "Шхельда") на отдых и тому подобное. Отсутствуют только шерпы - с нами всего один помощник. Восхождение же планируется как раз "ходом", то есть в альпийском стиле. На подходы планируем затратить 10 дней, примерно так оно поначалу и складывается.

Переноска грузов - занятие рутинное. В ущелье никого нет - мы одни. Передвигаемся исключительно на лыжах. Сзади на веревке тянутся сани с грузом - тащить все на плечах невозможно. На груди, под одеждой - килограмма два батареек, которые нельзя снимать ни днем, ни ночью - иначе и фонари гореть не будут, и рации замолчат, и фотоаппараты откажутся работать.

И все равно, общее состояние - восторг. Такое бывает, когда, наконец, вырываешься из города. Хочется любоваться пейзажами бесконечно.

На 18 января наметили окончательный выход на гору. Стартуем из альплагеря, как обычно, затемно. Перепад высоты в 1800 метров преодолеваем за световой день - есть все-таки смысл в десятидневном перетаскивании грузов - и к четырем часам дня выходим на перевал.



Чатын


Чатын


Чатын

С Ложного Чатына открывается грандиозный вид на заграничную теперь Сванетию и на сам Чатын, закрывающий полнеба. Здесь, на перевале, наша базовая пещера, в которой должен остаться помощник. Его задача - наблюдение и радиосвязь - с нами и со спасателями. На перевале почти весь день солнце - если оно есть, видны грузинские деревья далеко внизу - курорт, одним словом. Чатын же всегда в тени - северная стена. Вниз уходят перегруженные снегом склоны, выводящие на Чалаатский ледник. Туда предстоит назавтра спускаться и переносить снаряжение под маршрут.

Назавтра - 19 января - лафа с погодой заканчивается. Видимость - 200 метров, но попытку подойти под маршрут, все-таки, предпринимаем. Загвоздка в том, что мы не знаем, куда именно надо идти. В предыдущий выход на перевал отсняли окружающий ландшафт на видеокамеру - не для истории, а для того, чтобы получить консультацию спасателей, которые два года назад были зимой на перевале. Два года - срок немалый, поэтому весь день уходит на опробование небезопасного указанного пути, который выводит к двухсотметровому, круто уходящему вниз сбросу. Следующий день - еще меньшая видимость и вторая неудачная попытка спуститься на Чалаатский ледник - руководствуясь интуицией и отчетом Мошникова 84 года. 20 января погода портится окончательно - решаем спуститься в лагерь и переждать непогоду.

Пережидание непогоды в альплагере "Шхельда" зимой - тоже экстрем. Температура в номере - плюс восемь, сам номер - металлические кровати с солдатскими одеялами и белеными стенами, к которым лучше не прислоняться. Горячей воды нет, но нет и холодной. Через день уже хочется обратно - на перевал, в пещеру…

24 января выходим снова - вооруженные знаниями и 100 метровой веревкой, которую провешиваем на спуске с перевала к Чалаатскому леднику. Спустившись на ледник, движемся вдоль склонов пика Щуровского. Идти страшно - склоны лавиноопасны и могут в любой момент обвалиться. Но - по мере приближения к стене Чатына - чувство страха уменьшается. Стена настолько крута, что, у ее подножия, чувствуешь себя в безопасности.



Напротив пика Щуровского


Напротив пика Щуровского


Напротив пика Щуровского

И вот, наконец, на восемнадцатый (!) день экспедиции, восхождение начинается. Стартовый груз - 60 кг на двоих. Еды - на восемь дней. Правда, восьмой день решаем оставить под маршрутом - после гладких стен Асана и Йосемит расчлененные камины "Ромба" кажутся проще, чем выходит на самом деле…

Камины и трещины нижней части стены забиты не видимым снизу снегом. Собственно, для нас это не новость. Об этом много написано в отчете Мошникова. Это даже не снег, а спрессовавшийся фирн, извлекать который было бы проще всего лопатой. Он сильно замедляет движение и скорость прохождения маршрута.



В платформе


В платформе


В платформе

Еще одна проблема - зима сильно усложняет быт на горе. Мы поднимаемся в пять утра, но только в девять можем начать работу. То же и вечером - остановившись в шесть, только к десяти можем "отключиться". В результате восемь часов в день уходит на постановку и снятие платформы, одевание (в платформе вдвоем не развернуться и одеваться приходится по очереди), приготовление еды, заполнение термоса горячим питьем... Если бы мы выбрали другую тактику восхождения - предварительную обработку или капсюльный стиль - было бы, конечно, проще. Плюс к этому, всегда была бы возможность вернуться в платформу и отогреться, оттереть ноги и руки. Но мы избрали альпийский стиль, и теперь пожинаем его плоды.

Первые три дня на Чатыне холодно, но терпимо. Утром четвертого дня погода начинает портиться. Портится и настроение - в горах оно тесно связано с погодой. По питерским меркам мы привыкли к тому, что мороз и солнце означают холод, а снегопад - потепление. Здесь же все наоборот - поднявшийся ветер приносит снег, видимость падает, а мороз усиливается до 30 градусов.

К вечеру на небе снова просвет - красные отблески закатного солнца, рассеянные облаками, окрашивают все вокруг. Мы надеемся, что это добрый знак.

Утром - разочарование. Пронизывающий холод, ветер, снег. Работать невозможно, и мы останавливаемся. Платформу удается повесить в скальной нише, над небольшим снежным надувом. К этому времени пройдено пять веревок, мы на Абалаковской полке. Внизу осталась менее крутая, но забитая снегом часть маршрута. Вверх уходит нависающая, но в тоже время и более сухая ключевая часть. Пройдя по ней около 30 метров, мы почувствовали, как скорость движения резко возросла. Обидно. Погода же продолжает нас испытывать. Ураганные порывы ветра сотрясают тент, по стене то и дело сходят пылевые лавины, сквозь пелену снега ничего не видно, и можно только догадываться, откуда доносятся звуки ледовых обвалов. При этом дикий мороз и мерзнущие ноги.





Начало маршрута


Последующие три дня проходят в ожидании просвета, который так и не наступает. И если поначалу надежда на продолжение восхождения еще живет, то уже через день речь идет только о спуске. Опасения вызывает не столько сам спуск со стены, сколько дальнейший путь на перевал - вдоль крутых лавиноопасных склонов пика Щуровского. В редких разрывах облаков под этими склонами удается разглядеть рухнувшие сверху глыбы льда, перекрывшие предстоящий обратный путь.

На третий день непогоды начинаем спуск вниз, проведя в общей сложности восемь дней на горе. Погода по-прежнему не балует, видимость метров пятьдесят, но время от времени появляются какие-то просветы. Пещеру под маршрутом засыпало, воткнутые в снег лыжи еле видны. Некоторое время уходит на поиски похороненного под снегом рюкзака. В конце концов, найдя рюкзак и нагрузившись до предела, двигаемся в сторону перевала. Набитый снаряжением баул волочем по снегу. К этому времени уже наступают сумерки. Сильный ветер переметает снег. Идем вслепую в белой пелене, по навигатору. Навигатор выводит нас к нижнему концу перил. Там мы бросаем баул, который уже нет никаких сил тащить по снегу. В полной темноте поднимаемся вверх. На перевале, в снежном буране, мерцает одинокий фонарь ожидающего нас помощника. Остается только дойти до пещеры, которая теперь уже как дом родной. Еще один день пережидаем на перевале - погода не позволяет двинуться вниз. К тому же надо сходить за брошенным баулом и снять перила. Идем налегке. Внезапно снег вокруг Вовы "закипает", и небольшая лавина начинает тащить его вниз. К счастью, он пристегнут к веревке. Лыжные палки вырывает из его рук и сбрасывает на ледник. Сила снега такая, что ледобур, на котором висит веревка, сгибается. Все это происходит мгновенно… Веревку, не сговариваясь, бросаем - жизнь дороже…

Наутро - ясное небо и классический горный пейзаж - пелена облаков до горизонта, возвышающиеся над этой пеленой снежные пики, розовый восход, стены, словно присыпанные сахарной пудрой. Очень холодно, ветер сбивает с ног вместе с тяжеленным рюкзаком, но после недели непогоды это шанс - спуститься вниз. После вчерашнего происшествия стараемся делать это осторожно. Пытаемся унести все - возвращаться нет ни сил, ни желания. Веревки, на которых спускаемся с перевала, бросаем тоже - с таким грузом (поднять рюкзак в одиночку, без посторонней помощи, никто не в состоянии) нам их не снять. Наконец, мы на леднике. Встаем на лыжи, идем вниз. Поземка метет прямо в лицо. Путь спуска то и дело теряется в метели, но мы знаем, что это ненадолго - нужно только добраться до Немецких ночевок - там затишье.





Вид с маршрута на перевал


Стараемся не падать на крутых склонах, но с таким грузом это, практически, невыполнимая задача. Упав, ждешь, когда тебе помогут подняться. Вскоре нас встречают двое крымчан - они второй день в ущелье, в их планах - взойти на пик Щуровского. Они помогают нам донести груз до ночевок - неоценимая помощь. Полтора часа проводим за чаем в их уютной пещере. Они в курсе наших событий, чувствуется интерес и уважение с их стороны - это, конечно, приятно.

В сумерках спускаемся к гроту. Ниже должна быть натоптанная пешеходная тропа прямо до лагеря. Но экстрем все никак не хочет заканчиваться - тропа засыпана снегом. Бросаем под камнем большую часть снаряжения (унесем завтра) и бредем в ночи на лыжах, высвечивая налобными фонарями остатки следов.





До лагеря еще два часа пути, но все равно мы понимаем, что по большому счету все закончилось. Чатын не пройден, но мы не считаем это неудачей. В конце концов, руки и ноги на месте, приобретен опыт и наступает время, чтобы осмыслить происшедшее и сделать необходимые выводы…

Записал Игорь Григорьев

Об экспедиции на РИСКЕ (репортажи из Приэльбрусья, подробности восхождения)
О восхождении на Чатын статья Дениса Вейко
  • Генеральный спонсор экспедиции "Red Fox"

Спонсоры:

  • "Лайеникс"
  • "Акме"
  • "МиниРэдио"
  • "Экс"
  • "Ирбис"
  • Информационный спонсор "РИСК Онлайн"
© Risk Online
1996-2002
© Махаон 1996-2002,
    разработка и поддержка
Экстремальный портал VVV.RU