[an error occurred while processing this directive]
RISK online
атлас сервера
english version
размещение рекламы

НОВОСТИ
ПРОЕКТЫ
АЛЬПИНИЗМ
СКАЛОЛАЗАНИЕ
ЛЕДОЛАЗАНИЕ
ЭКСТРИМ
ГАЛЕРЕЯ
РЕГИОНЫ
ЛЮДИ
ФОРУМ
БУТИК
ссылки
контакты
о Risk Online

ФЕДЕРАЦИЯ АЛЬПИНИЗМА. Официальный сайт
ФЕДЕРАЦИЯ СКАЛОЛАЗАНИЯ. Официальный сайт
ФАСиЛ СПб. Официальный сайт

поиск по сайту
 

рассылка новостей
 

 
 


[an error occurred while processing this directive]

Альпинизм: Статьи :  
...Эйгер, одиночество и другие условности...

Этот рассказик я написал для моего лучшего друга. Его зовут Рос, и 8 июля у него был день рождения, и мне хочется сделать ему подарок. Я уверен, что он не будет против, если все мои знакомые и незнакомые друзья прочитают мой бред вместе с ним

Игорь Ивашура

...Совсем худо, - заключил хозяин, - что-то, 

воля ваша, недоброе таится в мужчинах,
избегающих вина, игр, общества прелестных женщин,
застольной беседы. Такие люди или тяжко больны,
или втайне ненавидят окружающих...
М.Булгаков "Мастер и Маргарита"


Начало у этой истории было довольно прозаичное. Проведя неделю на Лигурийском побережье, я довольно быстро заскучал и, когда зашел вопрос о проведении второй недели отпуска в том же стиле, что и предыдущая, я приложил все усилия к тому, чтобы убедить свою семью в необходимости отъезда домой. Попав в дождливый Мюнхен, я просто погрузился в пучину негативных предчувствий. У моей соседки лежал конверт из торгово-промышленной палаты с результатами госэкзаменов. Эта добрая женщина вынимала по моей просьбе всю нашу почту и складировала еe на своeм подоконнике между фикусом и пачкой старых выцветших женских журналов. Домой мы приехали около часа пополуночи, и будить эту скромную женщину я как-то не осмеливался. Поэтому остаток ночи я пролежал в кровати с мыслью о том, что принесeт мне следующее утро. Моя интуиция говорила мне о том, что провалить экзамен я вообще-то не мог, но здоровый советский пессимизм настраивал меня на худшее. Проигрывая в своей голове различные варианты, я выкристаллизовал два шаблона. В случае, если всe ОК, придумывать чего-то особенного не надо было. Надо было только придумать, где праздновать и что пить. В противоположенном случае всe было гораздо сложнее. Провал экзаменов означал автоматическое продолжение "штудирования", как минимум, ещe на один семестр, а то и на два, не говоря уже о повторе "госов", что само по себе мало приятно. На этот случай я убедил себя, что смогу перед продолжением учебы устроить краткосрочный выезд в горы для "снятия напряжения". Конечно, снять стресс можно и по другому, адреналиновое отравление можно хапнуть и в других местах, но в этом случае мне хотелось побыть наедине с собой.

Утро никак не хотело наступать. Каждые четверть часа я, как лунатик, перегибался через половину моей супруги и смотрел на стоящий на полу будильник. Дождавшись приличных, с моей точки зрения, "половины восьмого", я рванул на второй этаж и изнасиловал соседский заливистый дверной звонок. Когда заспанный муж открыл дверь, я вспомнил, что сегодня суббота, и начал дико извиняться. Он прервал поток моего красноречия, и уже на бегу я стал раскрывать конверты и с замирающим сердцем искать гербовый формуляр... Когда я увидел оценки, мне захотелось встать на голову! Результаты экзамена превзошли все мои скромные ожидания! Таким образом, по плану предстоял сабантуй в ресторане. Уплетая очередную порцию китайской запеченной утки, я вдруг осознал, что поездка в горы, запланированная на случай провала экзамена, совершенно не помешает мне, а если рассматривать еe как подарок самому себе, то всe вообще прекрасно сходится!

На следующий день я уже выжимал из своей слабенькой Хонды все лошадиные силeнки, разгоняя свой болид до скорости в 180 км/час (под горку и с попутным ветром), я уже через два часа въезжал на территорию Швейцарии. Под всеми парами пролетев большую часть этой альпийской страны, я оказался в Цюрихе. Оказался не совсем добровольно, точнее сказать, я заблудился в развязках и, вместо окружной, попал на дорогу ведущую через город. Выматерившись на предмет потери времени, я начал рыскать в поисках указателей на Люцерн. Следуя этим самым указателям, я всe больше и больше зарюхивался в очень сомнительные кварталы. Подпорченное потерей времени настроение стало даже подниматься, а когда я, в поисках "дороги к небу", оказался на откровенно панельных переулках с соответствующего вида девочками, я чуть было не забыл об истинной цели моего путешествия... Но долг зовeт, и поэтому, улыбнувшись гордым красавицам с берегов священного Нила лучезарной улыбкой, я дал газу в сторону моей актуальной мечты... Время было уже далеко за полдень, и надо было решать, куда же я, в конце концов, еду. Пропустив через своe воображение пару знаменитых силуэтов, я пришел к выводу, что район Эйгера на сегодня самое оптимальное решение. Во-первых, он находился значительно ближе любого другого района, во-вторых, в этом районе я вообще ещe не был. Итак, дорога приведeт меня в Гриндельвальд.



Вид из поезда на Ейгер

Через пару часов, оставив за кормой бесчисленное количество мостов и туннелей, я въехал в поистине сказочную долину Бриенцевского озера. Идиллические пейзажи простирались по обеим сторонам похожего на фьорд озера. Ухоженные, до невероятной степени вылизанные и чистые деревеньки, сменяли друг друга, не подпуская ленту автострады близко к берегу. И вот долгожданный поворот к Гриндельвальду. Под орущую музыку Лени Кравица, я впервые вижу заснеженную, покрытую разорванными ледопадами, стену Бернских Альп! Что сказать об этом моменте? Наверно, подобные чувства испытывает член ракетостроительного кружка, попав на Байконур или мыс Канаверал. Для начала, остановив машину на обочине, я вышел и просто обалдел от подобного вида. Облака цеплялись за зазубрины гребней и открывали, время от времени, острые пики знаменитых вершин.



Вид через окно поезда на Веттерхорн

Поэзия поэзией, а на данный момент меня больше интересовала проза. А именно, мне нужно было узнать, когда "Глетчер-экспресс" отправляется к станции Айсмеер. Прежде чем объяснить место расположения этого "полустанка" попытаюсь обрисовать устройство железнодорожной системы "Юнгфрау - баан". Из городка Интерлакен в сторону горного массива уходит железнодорожная ветка, которая через несколько километров разветвляется на два направления. Одна ветка идeт к посeлку Лаутербруннен, вторая же к посeлку Гриндельвальд. Оба посeлка представляют из себя зимние туристско-горнолыжные центры. Летом же из обоих посeлков можно совершать многочисленные восхождения. Обе ветки встречаются снова в малюсеньком поселении Кляйне Шайдег. Это поселение и является Меккой альпинизма. Каких олухов здесь только не встретишь! Но об этом позже, а пока проедем по "железке" дальше. После Кляйне Шайдег следует станция "Айгерглетчер", то есть ледник Эйгера, это последняя станция, находящаяся снаружи. Сразу за станцией путь уходит в многокилометровый туннель, пробуравленный в теле Эйгера и Мeнха. Следующая станция довольно знаменита в альпинистских кругах. Даже название у неe такое очень суровое: Стена Эйгера. Из туннеля пробита штольня к Северной стене, и там за стеклом можно посмотреть на ненормальных людишек, возомнивших себя героями нашего времени и карабкающихся по ту сторону стекла по рассыпчатым скалам и заледенелым снежным канавам... Следующая станция была интересна только для альпинистов летом и горнолыжников зимой. Выход из неe ведeт через обледенелую штольню напрямую к ледопаду. Выходить туда можно только людям с достаточным высокогорным опытом, иначе больше ста метров не проживeшь. Ну и, естественно, конечная станция этой дороги - "Юнгфрауйох". Она лежит на высоте 3454 м над уровнем моря, и позволяет простым смертным оказаться там, где вообще-то доступ открыт только птицам да горовосходителям (о богах умолчим, за отсутствием явных доказательств их существования).

Итак, моe первое действие - узнать у разжиревшего очкарика за окошком интерлакеновского вокзала о возможности ещe сегодня выехать к станции Айсмеер. Оглянув меня с ног до головы, этот тип спрашивает: "А вы наняли уже проводника?" Я отвечаю, что, конечно, нет, потому что этот самый проводник мне как бы на хрен не нужен.



Отражение в луже...

Тогда я вам не продам билет, выходить на станции Айсмеер можно только в сопровождении опытного гида... да и последний поезд на Юнгфрау уже ушел.

Выхожу из вокзала злой как собака и, плюнув на всe, рву в Гриндельвальд, там тоже есть вокзал, и может там смогу обуть этих лохов на предмет моего "проводника". Так оно и получилось, на вопрос кассира о проводнике я натянул заискивающую физиономию и, ответив, что он уже ждeт меня в Кляйне Шайдег, получил свой заветный билетик. Решив ещe поглумиться над беднягой, я выпучил глаза и спросил его: "Разве похож я на человека, способного без опытного сопровождающего вылезти на глетчер?"

- Нет, не похож, - ответил он мне удовлетворeнно и повернулся к следующим жаждущим билетиков японцам.

Вернувшись к машине и собрав рюкзак, я прыгнул в поезд и поехал на встречу с Горой моей мечты. Кляйне Шайдег оказался довольно симпатичным поселением, состоящим из нескольких отелей, спортивных магазинчиков, ресторанов и железнодорожной станции. Неподдельно величественной кулисой стояла за ним вершина Эйгера со своей монументальной отвесной двухкилометровой северной стеной. Эта картина занимала меня первые четверть часа, пока звонкий голос за спиной не окликнул: что, нравится она тебе? Я резко оборачиваюсь, и вижу загорелую блондинку, одетую в кожаные джинсы и тесный топик, улыбающуюся и сверкающую бесстыже-голубыми глазами. Я, вообще-то, не являюсь сочинителем и предпочитаю достоверное изложение вымышленным романам. Но в этот момент всe происходящее напоминало по сценарию рассказ таксиста. Окинув меня оценивающим взглядом, она показала на гору спросив: ты туда собираешься? Утвердительно кивнув, я стал лихорадочно размышлять, что в данной ситуации можно предпринять. Ни денег, ни времени на продолжительную "найтлайв" у меня не было, поэтому, состроив из себя человека, мысли которого заняты исключительно горами, (боги Олимпа! как я себя в этот момент ненавидел!!!) я очень корректно так объяснил цели моего путешествия. Впоследствии я размышлял над тем, стоило ли отложить гору, но так и не пришел к однозначному ответу. Короче, пообщавшись с этой "принцессой Шайдега", я проводил еe на последний поезд в долину и пошел заселяться в отель. "Отель" - это громко сказано, на самом деле, в здании станции был обустроен чердак. Там довольно сносно организовали отделы с нарами и душ с туалетом в коридоре. Я привык всe больше по обочинам дорог ночевать, поэтому подобные условия были для меня всe равно, что дворец. Расположившись на своих шести квадратных метрах, я довольно быстро заскучал и, чтобы скоротать оставшиеся до ужина полтора часа, я решил прогуляться до стоящего как раз напротив северной стены Ейгера Менлихен. Это небольшая горка высотой что-то около 2200 метров, совершенно не заслуживающая внимания, но при этом с неe открывается самая захватывающая панорама на "трeхлобье" Эйгера, Мeнха и Юнгфрау... Три вершины, заслуживающие каждая по отдельности внимания любого альпиниста, стояли надо мной, окрашенные косыми лучами заходящего солнца, сверх-демензиональной кулисой. Но в этот момент всe моe внимание было привлечено монстром по имени Эйгер. На нeм разворачивалось очередное шоу по имени "гроза средь ясного неба". Стена, а позже и вершина, этого великана погружались в облака фиолетово-кровавого оттенка, и во вспышках молнии можно было увидеть, как стена начинает жить своей особенной жизнью. Судя по тeмным полосам, заносящим тяжeлые капли дождя даже до Шайдега, на стене царил снежно-грозовой хаос. Как человек, по природе своей склоняющийся к ХАОСУ, как к форме жизни, я тем не менее почувствовал, как мурашки забегали по спине и исчезли где-то далеко ниже пояса сзади... Оказаться СЕЙЧАС ТАМ равносильно, наверно, суицидальной попытке, что, в общем-то, на Эйгере нормальное дело. Когда Вальтера Бонатти спросили, после его единственной попытки пройти маршрут Хекмаера соло, что он скажет об этой стене, он ответил: "Со стороны я кажусь окружающим самоубийцей, пытающимся покончить с собой самым изощренным способом, на одной из диких стен мира, но я не самоубийца. И тот факт, что я, побитый, но живой, повернул из-под "бивака смерти" назад, подтверждает это..."



Гросс Фишерхорн


Кляйне Шайдег


В это время ветер сорвал паранджу грозы с лица неприступной красавицы "Северной стены" и позволил мне насладиться поистине незабываемым зрелищем. Стена стояла погруженная в свет заката, и еe окраска варьировалась во всех оттенках между красным и фиолетовым. Окрашенный в бордовый цвет лик стены, был увешан гирляндами лавин-водопадов. Они, как седые пряди, спадали с самой вершины стометровыми струями по всей стене вниз. Абсолютная тишина добавляла особенной мистики в происходящее. В какой-то момент мне даже показалось, что я стою перед неким мрачным, но живым существом... От таких мыслей даже волосы на загривке начинают подниматься.



Попав, после довольно сносного ужина, снова в свою деревянную "пещеру", я погрузился в чтение "Мастера и Маргариты". Должен признать, что в первый раз осознанно добрался до этого шедевра. Лет пятнадцать назад, все ровесники зачитывались этим произведением, я же, прочитав почти всю книгу (главы с Понтием Пилатом я просто пролистывал... сумасшедший), забросил еe, и поэтому, можно сказать, что я еe, собственно, не читал.

После прочтения этой книги, полного "морального" одиночества в чужой стране и только что увиденного на стене, я довольно беспокойно погрузился в сон.... без снов.

Утро было на удивление прозрачное. Казалось, на окружающих Шайдег ледниках можно было различить каждую трещинку в голубом льду и даже вспыхивающие в лучах восходящего солнца искорки на целомудренно-белом покрывале выпавшего за ночь снега.



Моя конура на Кляйне Шайдег... очень даже ничего, только блондинки нет...

Оглянувшись по сторонам, я с сожалением констатировал факт отсутствия "моей" блондинки на перроне. Ну что же, марш "Прощания славянки" мне сегодня слушать не придeтся. Оценив свои шансы у этой женщины, я понял, что шансы у второй женщины (горы в смысле;-))) намного выше и, без сожаления, поднялся в вагон первого поезда к станции Айсмеер. Каждое свидание с вершиной, о которой ты долго мечтаешь, читаешь в книгах, видишь по телевизору, всегда что-то особенное. Это - как встреча с женщиной из кино. Ты заочно знаешь еe наизусть, ты уже выучил каждую лучезарную морщинку вокруг глаз, ты знаешь каждую ямочку, вспыхивающую на еe улыбающихся щеках... И вот встреча... Тут, конечно, многое зависит от действительной красоты твоего объекта обожания... Телевидение обладает особенностью делать из "ничего" - "Нечто". Я никогда не забуду, какой шок пронизал меня, когда я впервые увидел Алeну Апину на расстоянии вытянутой руки... Лучше бы я видел еe только в телевизоре.



Вид из штольни перед выходом на ледник со станции Айсмеер

Наконец, и туннель к леднику. На час позже, чем хотелось, но в итоге, какое это имеет значение. Моe приключение на Эйгере чуть не закончилось в туннеле, ещe не начавшись. В неосвещeнном туннеле, спускающемся длинными ступенями в темноту, хватало места максимум для двух рядом идущих человек. Поручни по бокам, и, как потом я уже понял, натечный лeд на полу толщиной в несколько сантиметров. Но всe это я разглядел потом, сидя на отбитой заднице и доставая налобный фонарь, кошки и шакал из рюкзака... А пока что я просто поскользнулся и лечу как шар в кегельбане, не понимая, собственно, что со мной произошло. А всe было очень просто, не подозревая о подобном "коварстве", я как ехал в поезде, так и рванул в штольню. Естественно, голый вибрам на льду не держит, что и стало причиной, не совсем добровольной экскурсии по извилистым каналам в чреве Эйгера. Проклиная туннель, швейцарцев, вибрамы и себя самого, я уже в уме прикидывал, на сколько процентов моя задница приобретeт симпатичный синевато-фиолетовый оттенок. Обеспокоенный столь плачевным началом, я стал осторожно приближаться к свету в конце туннеля.

Выход из туннеля был очень колоритен. Деревянные нары, привинченные к скале, а под ними ящик с сухпайком швейцарской армии. Чьи-то заботливые руки подвесили к углу ящика открывашку для консервов и спички, запаянные в полиэтилен. Мало, подумал я, и шагнул в нестерпимо яркую реальность по ту сторону двери. Снаружи было тихо, но почему-то даже сейчас, вспоминая то первое мгновение на леднике, я думаю о нестерпимом грохоте, наполнившим меня. Наверно, это был грохот контраста между зелeными лугами, от которых я уехал час назад, чернотой подземелья, откуда я только что выкатился, и неповторимой грандиозностью ландшафта, открывшегося моим глазам. Ледопады, стены - насколько хватает глаз. Острые пики и громадные сераки - и всe это искрится в лучах высокого июньского солнца.




Мeнх в лучах восходящего солнца


Северовосточный гребень на Эйгер


Северовосточный склон Мeнха

Горная красота хороша на фотках. Чем больше ледопадов, сераков, стен и острых жандармов на фотографии, тем сильнее она заставляет играть воображение смотрящего на неe. В реальности всe с точностью наоборот. Хочется иметь подход к стене по возможности по гладкому леднику, против сераков я тоже не имею ничего против, если они живописно висят на той стороне ущелья... Сераки висели над головой. А до плато, по которому проходит подход к хижине, нужно пересечь небольшой ледопадик. Он, конечно, небольшой, но я один и достаточно трещины размером 20 на 40 сантиметров, пару метров глубиной и можно больше не надеяться на тeплую пищу и сухую кровать. В этот момент меня в первый раз посетила мысль: плохо быть одному, причем причина этой мысли была налицо - СТРАХ оказаться в дурацком безвыходном положении. Ну, в общем, в какой-то момент, оглянувшись и увидев ледопадик и сераки за своей спиной, я бойко почапал к рандклюфту, отделяющему ледовую часть подхода от скальной. Тут мне тоже пришлось поохать и поахать, переползая на четвереньках по жиденьким мостикам и карабкаясь по обледенелым бараньим лбам. Через полчаса, приняв опять гордое положение цивилизованного человека (в смысле, стоя только на задних конечностях), я начал траверсировать нескончаемые полки, ведущие по южным склонам Эйгера к ласточкиному гнезду прилепившейся каким-то чудом на гребне хижины "Миттельлеги."



Мой гребень

Время было 11 и, поглядывая на "мой" гребень, протянувшийся непосредственно над головой, я играл уже мыслью: "а не пойти ли мне напрямую наверх и сегодня же на гору?..". Потом уже, на следующий день, я был невероятно рад, что отказался от этой дурацкой затеи. Сделав так, я обрeк бы себя на холодную ночевку, что, как человек очень нежный, ну ооооочень не люблю...

После ещe пары интересных пассажей на подходе, я добрался-таки до хижины. Хижина эта принадлежит обществу гидов Гриндельвальда, и построена была в начале прошлого века на деньги японских меценатов. Она очень миниатюрна, но при этом имеет всe необходимое для житья. Газовая плита, печка, аварийная радиостанция, нары на 18 человек и даже, представьте себе, огнетушитель. Единственное, чего там не было, и это меня неподдельно расстроило, это людей! Хижина была пуста, как дворец в заколдованном царстве. Шкаф был полон еды, в газовом баллоне тоже кое-что, но людей не было совсем. Я человек очень общительный, поэтому предстоящие сутки "сам на сам", представлялись мне невыносимой каторгой. Всегда с придыханием читал истории сольных восхождений Бонатти, Казаротто или Маестри, преклоняюсь перед достижениями таких монстров, как Бабанов или Ручкин, но для себя не могу представить, чтобы я с удовольствием шел на гору один, будь то единичка или шестeрка... Ничего не поделаешь, но я обожаю вина, игры, общество прелестных женщин, застольную беседу… И поэтому иду на любое одиночное восхождение, как на горькую необходимость. Можно идти крутую линию не связавшись, но ты не один, тебе есть с кем поделиться эмоциями, получать кайф одному - скучно. Кайф - это то единственное на Земле, что увеличивается, если ты им делишься...



В хижине...нары...

Для начала я разложил снарягу и, пересортировав всe в четвертый раз, упаковал обратно в рюкзак. Потом я сготовил обед и, отчаянно нажравшись, открыл бутылку "кьянти". С бутылкой под мышкой и с фужером, наполненным наполовину этой амброй жизни, я выполз на улицу. Вытащив первый попавшийся матрас на тeплые плиты гребня, я принялся наблюдать за парящими глубоко ниже меня парапланами. Гриндельвальд лежал у моих ног. Два с половиной километра отделяло меня от весeлой бойкой жизни между кафешками, бассейнами и диско-клубами. Увы, но эти два с половиной километра были на данный момент решительно непреодолимой дистанцией. Можно было, конечно, выбрать кратчайший и быстрый путь свободного падения, но я довольно скептично оценивал свои шансы свалиться в бассейн у ног какой-нибудь томной красавицы и поэтому постарался забыть эту затею...

К счастью, я прихватил с собой телефон, и поэтому, эта тоненькая ниточка связывала меня с друзьями. Ловя редкие моменты наличия приeма, я СМСил со знакомыми и это как-то редуцировало моe одиночество. Связь была вообще отвратительная, конечно. Иногда по полчаса моя Моторола искала сеть. Иногда я думал, что легче послать дымовые сигналы, как индеец, чем найти сеть. В какой-то момент это стало меня злить и, вдохновлeнный историей, опубликованной в РИСКе о восхождении Урубко и Симоне Моро на Эверест, где они из вилки ложки и какой-то там "матери" смастерили антенну, начал свой курс выживания. Для начала я выкрутил у своей мобилки антенну и стал втыкать туда штопор, которым я только что открыл "кьянти". Не добившись от телефона никакой реакции, я воткнул в дырку ножик, но и это не вызвало у него приступ ответной любви. Погрустнев, я отложил всe и старался думать о чем-нибудь приятном. О приятном думать не получалось. Порывшись в шкафу, я обнаружил кастрюлю с тонкой легированной скобой-ручкой. Оторвав еe и выпрямив один конец, я с наслаждением воткнул его в антенную дырку моей Моторолы!!! Ееееесть контакт! Как все-таки люди зависимы от контакта с внешним миром. Кажется, вроде уже всe тебя достало, забыть обо всeм, уехать на северный полюс (на южном янки покоя не дадут) и отдохнуть… Ан нет же, не успеешь оказаться один и без ансамбля на забытой богом хижине, как сразу начинаешь страдать от недостатка общения и пары внимательных глаз напротив…



С уже совсем другим настроением, ощущая какую-то невероятно далeкую, но твeрдую поддержку, начинаю приниматься за убивание времени. А убивать его приходилось с размахом. Оказавшись уже в 11 часов дня наверху, мне нужно было чем-то заняться до сумерек. Обследовав ближайшие окрестности, я сделал любопытную находку. С северной стороны от хижины находилась терраса из решеточного пола. Она была прикреплена к гребню и висела своей большой частью над северо-восточной стеной Эйгера. Таких эксклюзивных "толчков" я в своей жизни, пожалуй, не встречал. Вы будете смеяться, но в этом чуде инженерной техники даже ароматизатор для воздуха стоял… во, где декаданс-то! Крышка на очке была из солидной, тяжелой доски, и только устроившись на нeм поудобней, я увидел на стене, оклееной статьями из различных газет разных лет о катастрофах на Эйгере, я увидел инструкцию по пользованию. Самым интересным была просьба закрывать очко крышкой, иначе через него со стены задувает снег и туалет становится нефункциональным. Кстати, через это отверстие тоже видно 2000 метров стены, уходящей вниз. Надеюсь, никому не придeт в голову идея проложить маршрут дирретиссиму, по линии падающего…. Ну вы сами знаете, по линии падающей воды :-)



Туалет над пропастью.... в прямом смысле этого слова...

Полежав на камне возле входа в хижину и окончательно обуглив под лучами июньского солнца кожу носа, я забрался в хижину. Спать как-то не хотелось, и поэтому в надвигающихся сумерках, я занялся печкой. Первая попытка была неудачна. После второй попытки дело перешло на принципиальный уровень, и когда через несколько часов в чреве ненавистной печурки весело потрескивали дрова, я обессиленный и чумазый, как чeрт, отвалился на нары. Трудотерапия удалась на славу, даже немного лучше, чем я ожидал. Не имея будильника я, всe же проснулся, а именно от угара… Эта ...я печка добила меня, и собираясь к выходу, я не смог впихнуть в свой отравленный организм ни капли чая, ни крошки хлеба… Выматеревшись на шутки создателя, я рванул на холодный, но обдуваемый порывами чистого свежего воздуха, гребень Эйгера.



Выход на рассвете

Утро было невероятно красивое. Тона из розового спектра господствовали над гребнями облаков. Фиолетовое небо придавало происходящему сюрреалистический налeт. Перелистывая альбомы Лотрека и Пикассо, часто ловишь себя на мысли, что в жизни таких тонов нет. И только попадая в горы, начинаешь понимать, что эти мэтры знали о палитре цветов, знакомых только птицам… Хорошо всe, поэтично так, а мне надо идти пешком по этой замерзшей "поэзии", которая производит любое впечатление, только не надeжности.



Мeнх со своей километровой северной стеной (в тени)

Следует, наверно, рассказать о некоторых характеристиках моего гребня. Это совершенно рядовой гребень, на совершенно нерядовой вершине. Пройдя не один десяток подобных гребней, я ничего особенного не ожидал… а зря! То, что делает этот гребень уникальным: перепад высот и крутизна стен, его составляющих. Слева - километровая южная стена, справа - знаменитая северная стена с еe двумя тысячами метров! Мало того, там, где северная стена кончается, дальше идут луга, крутыми косогорами к Гриндельвальду. А это - дополнительные 1000 метров. Можно, думаю, себе представить, что вы находитесь в почти непосредственной близости от городка по имени Гриндельвальд, но на 3000 метров выше. Как в самолeте. У вас коленки не прогнутся на снежном ноже в ступню шириной? У меня, честно говорю, первые полчаса прогибались. Более того, я как-то инстинктивно брал немного левее, потому что левая стена меньше, и глубина падения, вроде как, меньше :-). Про то, что для отхода в "страну вечно зелeных пастбищ" достаточно и десятиметрового падения, тем более без верeвки, думать как-то не хотелось.



Carlos Corsolio


Nives Meroi


Fausto de Stefano

После цепочки снежных ножей дело пошло веселей. На скальном гребне я расслабился и даже насвистывал кан-кан, когда особенно не страдал отдышкой… Скалы, в общем, не плохие. На сложных участках висят перила, и можно было расслабиться, вщелкнувшись в них "ленивым" схватывающим, забыть на некоторое время об отсутствии страховки. Позже я от одного знакомого гида узнал, что клиенты только с помощью перил на Эйгер и выгребают, хотя мне показалось, что при наличии партнера пользоваться ими - кощунство, настолько приятное лазанье на этом экспонированном ноже.

Теплые скалы позволяют продвигаться без остановок вперeд. Структура камня похожа на слоeный торт "Наполеон". Этакое кулинарное лазанье. Жалко только, что слои очень неудачно наклонены. Навстречу идущему, так сказать. Каждый метр скал приближал меня к проблематичному участку. После прохождения "Большого жандарма" гребень ложится немного, и на нeм начинаются снежные карнизы. Всe бы нечего, но идти одному по частично гигантским карнизам - очень сомнительное удовольствие. На южной стороне стенка карниза была круче, но она базировалась на гребне, что время от времени всe же давало какие-то преимущества, в сравнении с северной стороной, на которой ты не знаешь, где проходит линия отлома… Последние сто метров до вершины стоили мне гораздо больше эмоционального напряжения, чем всe, что было до этого. Добравшись до на удивление жиденького вершинного карниза, я с облегчением сбросил рюкзак и, накричавшись в полную глотку от удовольствия (можно выпустить из себя все эмоции, если ты на горе твоей мечты совершенно один), отвалился на группу плит в непосредственной близости от начала спуска. Итак, гребень пройден. Интересный и очень красивый маршрут средней сложности. Я оценил бы его в 4А, но при использовании многочисленных перил не только для страховки, но и для продвижения вперeд, категория "усыхает" до 3Б. Неподдельная логика линии и невероятное расположение между двух контрастных миров (слева разорванные ледопады и четырeхтысячники Бернских Альп, справа, три километра ниже, луга Альпигена и цивилизация городка Гриндельвальд).

Спуск предстоял убийственный. Не говоря уже о том, что это больше 1600 метров перепада по кулуарам западного склона, перемежающихся бараньими лбами, засыпанными в своих мульдах осыпью. Я до сих пор не могу поверить, что находятся на свете мазохисты, поднимающиеся на Эйгер по этому маршруту. После моего "смешного" гребня я был полон сил и энергии, но представьте себе, выйти на этот склон выжатым как лимон, после прохождения одной из многочисленных шестeрок северной стены… Уже не одна связка накрылась на этом спуске, пройдя до этого жестокую северную стену. Ну да ладно, я не climber, поэтому и на горы хожу по пешеходным маршрутам, поэтому полон сил, бросаюсь в сторону спуска. Скалы становятся всe более неприветливее и кулуары всe темнее. Вот уже и следов не видно и камушки пролетают мимо, ненавязчиво заполняя пространство рокотом и запахом стертого кремня. Увидев под собой кулуар с ледовой соплeй, начинаю понимать, что заблудился. Остаeтся только дюльферять. Боги, как я ненавижу Альпы за это. Я не знаю, чем это объясняется, но почти каждый второй раз мне приходится искать спуск и, в конце концов, дюльферять. Уже пару раз такие хохмы заканчивались холодными ночeвками. Для себя я объяснил всe очень просто. Здесь СЛИШКОМ много гайдбуков. Для каждой горки существует описание с точностью до метра. Это невозможно, чтобы авторы этих изданий сами сходили каждый маршрут, который стоит в ихней книжке. Поэтому время от времени в эти издания закрадываются ошибки или даже не ошибки, а неясности, которые можно по-разному комментировать. Ну, а моя ошибка, что я считаю эту литературу идеальной и при спуске полагаюсь не на свой инстинкт (как это было дома), а на чeртово описание… Может я и не прав, как знать.



После многочисленных дюльферов я почувствовал надeжную землю под ногами, а точнее крутой лeд. Тоже не фонтан, но в любом случае лучше, чем постоянные вщeлкивания и протягивания той груды "спагетти", что уже упакована под клапаном рюкзака и очень хочет называться верeвкой. Лицом ко льду шаг за шагом ниже… ничего себе, спусковая "троечка". Там, где лeд немного ложится, и на нeм появляется снег, замечаю что-то блестящее. Как сорока забываю обо всeм и, гонимый любопытством, выбираюсь на середину кулуара, несмотря на пролетающие время от времени "приветы с вершины". Ого, да это же ледоруб! Да и качественный, к тому же. Упаковав его за спину, ломлюсь дальше и занимаю голову дилеммой, что с этим "киндер сюрпризом" делать. Отдать его в бюро проводников, конечно, очень почетно, но все будут потом над твоей глупостью смеяться… даже проводники из бюро. Поэтому решаю оставить его себе. Ну, хорошо, проблема только в том, что мне он тоже не нужен, а как сюрприз с Ейгера, он займeт слишком много места. После минутных размышлений я догадался: задарю-ка я его РИСКу, а точнее Лиане. Классно она поддержала меня своими СМСами, когда я от одиночества чуть свои "шакалы" не сгрыз. Вот так и спускался, решая проблемы по мере их поступления. Я конечно не прав, если говорю, что спуск по западному склону - "полное дерьмо". Один аргумент невозможно не упомянуть: Северная стена. С западного гребня можно посмотреть в этот АД со стороны. Непередаваемое зрелище, два километра вздыбленного камня не оставят никого равнодушным. Чтобы почувствовать эту стену, недостаточно видеть фотки и видео. Даже посмотреть на неe из Шайдега недостаточно! Еe нужно почувствовать, посмотрев, как минимум, с западного гребня, ну, или, что ещe лучше, со стены самой… Насладившись этим самым видом, я двинул дальше. Подходя к концу склона, я с удивлением заметил, что уже пол-пятого вечера и на спуск ушло в два раза больше времени, чем на подъeм(!). Около станции тусовалась парочка американцев, со страхом перескакивая с одного камня на другой, и если расстояние между камнями было около метра, то каждый успешный прыжок сопровождался лавиной восторженных воплей со стороны наблюдающих. Я знаю этих японо-американо-корейских туристов, снимающих тебя, грязного и злого, на ихние суперпортативные видеокамеры, чтобы показать потом у себя дома в японии-америке-корее. Как правило, они пристают к тебе с глупыми вопросами типа: а вы действительно спускаетесь с Эйгера? Нет, я тут за угол пописать выходил, поэтому мои шакалы тоже со мной и верeвка… вместо туалетной бумаги. Оставшиеся пару сотен метров до этой группы я мысленно придумывал фразу поядовитее, что при моeм рудиментарном english, не так просто. В результате, я так агрессивно раскрутил себя, что когда они НИЧЕГО не спросили, мало того, даже не повернули голову в мою сторону, я был в шоке. Или я что-то перепутал, или просто я перегрелся.



Станция Айгерглетчер, автомат с холодной колой. Какой кайф: снять ботинки после этого убийственного спуска! Застроив проходящего мимо "япса"на предмет фотографирования меня моим же фотоаппаратом и попозировав ему, как Кейт Мос (голодный в смысле), я взял ноги в руки и полетел на крыльях …любопытства, всего лишь, к моей блондинке. Ну, очень уж хотелось знать, как еe зовут.



Блондинка Гизелла

В дневном освещении она выглядела уже не такой притягивающей, как два вечера назад в полу сумерках. Моя идея пригласить еe на дискотеку или в ресторан в Интерлакене начала давать трещины. Так вот всегда - ты мечтаешь о чем-то и любые неудобства просто не экзистируют в твоeм мозгу. Стоит же немного разочароваться в объекте внимания, как сразу приходят мысли типа: да устал я, и грязный я тоже, да и вещей то приличных тоже нет… Короче, решив забыть о Гизеле (я узнал перед прощанием, как еe зовут), я пошел пeхом в Гриндельвальд. Чем больше я терял высоту и погружался в цивилизацию, тем больше я думал о своeм решении, как об ИДИОТСКОМ. Но к своим поступкам нужно быть лояльным всегда. Поэтому, проводив глазами последний поезд на Гриндельвальд, увозивший мою очень даже знойную блондинку, я с видом побитой собаки закинул язык на плечо и, матерясь на свою первобытную глупость, потащился в зной долины…



Обсуждение и ваши вопросы лично автору - в Форуме "РИСК онлайн"

 

Игорь Ивашура, Мюнхен 11 Июля 2000

© Risk Online
1996-2002
© Махаон 1996-2002,
    разработка и поддержка
Экстремальный портал VVV.RU